Робособака aibo с мозгом крысы решила классические задачи

Альфредо Вайтценфельд (Alfredo Weitzenfeld) из Мексиканского технологического университета (Instituto Tecnologico Autonomo de Mexico) поставил последовательность необыкновенных опытов, воспользовавшись в качестве лабораторного животного роботом AIBO, действительно, с переделками.

Вайтценфельд составил функциональную модель сети «клеток места» — нейронов в гиппокампе мозга крысы, несущих ответственность за запоминание топографических примет и, следовательно, за свойство животного проходить лабиринты. Эти клетки активируются, в то время, когда грызун оказывается в ранее виденных местах.

Потом исследователь разработал программу, имитирующую «картографическую» работу крысиного мозга, и перепрограммировал робота-собаку, перевоплотив её практически в лабораторную крысу.

Самое примечательное, что потом создатель работы проверил действенность для того чтобы подхода, поставив на AIBO последовательность типично «крысиных» опытов с лабиринтами, каковые воспроизводили условия хороших опытов нейробиолога Ричарда Морриса (Richard Morris water maze), с 1984 года обширно используемых учёными во всём мире для анализа работы гиппокампа в ходе формирования пространственной памяти животных.

Это, к слову, одна из очень любопытных областей современных изучений. Дабы пробраться в тайны процессов и памяти обучения, биологи кроме того стёрли воспоминания у крыс, а ещё — установили, что крысы вспоминают обучение задом наперёд. Но моделирование мозга животного в роботе — также хороший метод анализа природы, в случае если модель адекватна. Но как это доказать?

«В этом уникальность отечественной работы», — подчёркивает Вайтценфельд. Смоделированный мозг крысы в собаке AIBO вынудил её делать задачки на ориентацию в лабиринте совершенно верно тем методом, каким в большинстве случаев эти задачи решали лабораторные крысы. Так что робот практически воспроизвёл поведение грызуна.

Он выяснял привычные участки лабиринта, отличал расположения, каковые смотрелись подобными привычным, и совершенно верно выстраивал предположение о месте нахождения привычных участков, в то время, когда его помещали в незнакомую часть лабиринта — по окончании всего одной тренировки.

Вайтценфельд трудится в тесном сотрудничестве с неврологами, каковые экспериментируют с живыми крысами. «Отечественная цель пребывает в том, дабы увеличить отечественные текущие модели, контролируя новые догадки на роботах, — поясняет исследователь, — и распространяя после этого новые опыты на крыс. Это может привести к более глубокому пониманию механизмов пространственной памяти и обучения».

Ранее мы говорили о том, как переделанный робот AIBO, оснащённый «синтетическим любопытством», помогал учёным осознать детскую психологию. Почитайте кроме этого о необыкновенном опыте по интеграции крысиных-нейронов и робота художника, в этом случае — настоящих.

ПОСТУПОК данной КРЫСЫ Заставляеt Пересмотреть СОБСТВЕННЫЕ ПРИОРИТЕТЫ


Читать также:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: