Зоологи открыли ушимпанзе понимание чужого знания

Подавая сигналы сородичам, мартышки учитывают осведомлённость адресата. Это событие может пролить свет на кое-какие нюансы ранней эволюции языка.

Биологи Кэтрин Крокфорд (Catherine Crockford) и Роман Уиттиг (Roman M. Wittig) из университета Сент-Эндрю (University of St. Andrews), и их коллеги из Уганды и Германии совершили полевой опыт, хотя распознать особенности сигналов опасности у шимпанзе.

На тропинке, которую мартышки довольно часто применяли, учёные поместили пластиковые макеты габонской гадюки и гадюки-носорога (смертельно страшных для мартышек). Причём прикрыли фальшивых змей страницами, так что встретиться с ними возможно было лишь вблизи.

В то время, когда дикие животные обнаруживали засаду, они сперва быстро отскакивали, а после этого с опаской приближались снова, дабы лучше разглядеть угрозу.

А вот потом поведение разнилось. В случае если рядом была вторая мартышка (либо целая несколько), то первый шимпанзе издавал дающий предупреждение звук. Но сигнал данный следовал не в любых ситуациях.

«Мы смотрели за змеей целый сутки, так что знали, какие конкретно животные уже видели её, а какие конкретно ещё нет», — говорит Крокфорд. Пластиковые змеи в опыте «занимались» тем же, что часто делают их настоящие прототипы, – отлёживались подолгу в одном месте. Так неспешно всё больше животных выясняло об страшном участке (в опыте были задействованы 33 особи).

Зоологи открыли ушимпанзе понимание чужого знания

Результаты опыта с фальшивыми гадюками. Пояснения в тексте (иллюстрация Catherine Crockford et al./ Current Biology).

Так стало известно, что шимпанзе склонны давать предупреждение о змее сородичей, в случае если считают, что те ещё не знают о ней. Но сигнал в большинстве случаев отсутствовал, в случае если аудиторией помогали осведомлённые животные.

Мартышки определяли, видели ли визави змею. Шимпанзе кроме того учитывали, находился ли ранее адресат при подаче кем-либо сигнала опасности. Смышлёные создания не просто понимали, что имели возможность видеть и слышать другие, но совершали логический скачок – осознавали, что видение ведет к знанию, а потому давали предупреждение сородичей избирательно.

На рисунке с результатами: черный цвет — отсутствие сигнала, серый — по крайней мере один дающий предупреждение звук. Адресаты поделены на три категории с позиций самой мартышки, наткнувшейся на гадюку. 1 — субъект видел, что все его адресаты также видели змею, следовательно, знают о ней. 2 — субъект сам слышал сигнал опасности, в то время, когда все адресаты были в пределах 50 м от змеи (и также имели возможность его услышать), но не имел возможности знать, все ли сородичи видели змею. 3 — субъект не имел возможности видеть всех, видевших змею, и не слышал предупреждения, в то время, когда его сородичи были в пределах слышимости. Значит, с его точки зрения, близлежащие шимпанзе не знают о змее.

(Подробности возможно отыскать в статье в Current Biology.)

Такая поправка на осведомлённость собеседника – что-то новое. Другие животные при обнаружении опасности действуют более прямолинейно: подают сигнал, в случае если видят сородичей, в противном случае и в любом случае.

Авторы опыта подчёркивают, что на возможность появления дающего предупреждение «у-ух» воздействовали другие факторы наподобие возбуждения того либо иного шимпанзе либо кажущейся (для него) степени риска. Но, дескать, по окончании череды замеров такие посторонние факторы удалось учесть и отсечь.

Для чего Украинские Зоологи Изучают Антарктиду? Шокирующие Ответы.


Читать также:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: